×

Предупреждение

JFolder::create: Не удалось создать каталогPath: /bhome/part2/01/npacific/fishtourism.ru/www/cache/mod_bt_contentslider/

Доктор биологических наук Валерий Зюганов, автор и создатель эликсира «Леюрус Арктика плюс» (согласно ст. 25 ФЗ «О рекламе», «Леюрус Арктика плюс» не является лекарственным средством), провёл десятки экспедиций по изучению фауны рыб и моллюсков Дальнего Востока, включая Курилы. С 1996 по 2006 год Зюганов входил в состав экспертной комиссии Государственной экологической экспертизы общих допустимых уловов (ОДУ) промысловых рыб и беспозвоночных морей России. А в 2007–2008 годах Зюганов был председателем Комиссии государственной экологической экспертизы ОДУ тихоокеанских лососей Дальнего Востока.

– ВАЛЕРИЙ Валерьевич, что вы исследовали на Курилах?

– Изучал биологию колюшек, а также лососей и жемчужниц. Экспедиции были в 1983 и в 1990 годах на островах Большой Курильской гряды – Итуруп и Кунашир и Малой Курильской гряды – Шикотан и остров Танфильева.

– Что это за остров Танфильева?

– Это наш российский остров, который отделён проливом Советский от Японии. Назван в честь географа и геоботаника Гавриила Танфильева. Мне удивительно, почему сейчас в нашей прессе в ходе обсуждения гипотетической сделки по передаче Курил русский остров Танфильева называют по-японски Хабомаи. Это не Хабомаи, а Малая Курильская гряда с давнишними русскими названиями островов: Зелёный, Сигнальный, Сторожевой, Полонского – в честь историка Александра Полонского, острова Дёмина – в честь гидрографа Леонида Дёмина и так далее.

Неужели непонятно, что, называя наши острова на японский лад, мы подспудно подразумеваем, что они по праву принадлежат Японии?

– Вы сделали на Курилах какие-нибудь открытия?

– Конечно. Там такая богатая ихтиофауна и малакофауна (моллюски), что было бы странно остаться без научного результата. Например, на острове Кунашир мы обнаружили интересные таксономические взаимоотношения между тремя видами эндемичных жемчужниц рода Dahurinaia: курильской, Шигина и гладкой. Нашли мы также рыб-хозяев, на жабрах которых развиваются личинки этих моллюсков – сима, кунджа и мальма.

Там, на берегу Тихого океана, у устья одного безымянного ручья острова Итуруп меня впервые посетила идея, как лосось безошибочно ориентируется во время миграции в родной ручей (т.н. хоминг) и какую роль в этом играют сверхслабые поля-волны, испускаемые органическими молекулами, выносимыми течением ручья в океан.

– Про последнее открытие можно поподробнее?

– Представьте себе, что вы стоите у устья маленького ручья на берегу безбрежного Тихого океана во время шторма. Пятиметровые волны регулярно накатывают на песчаный пляж и разбиваются у ваших ног. И вот с каждой 4-й или 5-й волной океан регулярно выбрасывает к устью ручья с невероятной точностью с пяток–десяток тушек увесистых рыбин – кеты и горбуши. И они как бешеные, усиленно работая хвостами, в тонкой плёнке потока воды, текущей из пресного бочажка, двигаются вверх. Причём ручей шириной всего-то в метр и длиной 10 м. Рыбы его шустро проскакивают прямо через пляж в бочажок, а оттуда уже – в дальнее озерцо. При этом их спины и бока обнажены и находятся вне воды. Рыбы только брюхом скребут по песку. Мой проводник, сезонный рабочий-промысловик по имени Марку, даже пинал их резиновым сапогом и отшвыривал обратно в океан, а они, как крысы, тут же лезли обратно в этот хиленький ручеёк. Так он наглядно демонстрировал хоминг.

А я перед этим промерял приборами минерализацию, солевой состав воды и содержание органических веществ в озерце, из которого вытекает этот нерестовый ручей. Мне было интересно узнать состав органических молекул, продуцируемых планктоном и бентосом. Ведь у каждого ручья этот состав индивидуален, и этот «запах» воды является сигналом, «маяком» для лососей, здесь родившихся и возвращающихся на нерест через 3–4 года. Судя по полученным цифрам бихроматной окисляемости, масса сухого органического остатка в воде того ручья была примерно 0, 05 грамма на литр воды, или 50 г на кубометр. Суточный расход воды – не более 50 кубов. Следовательно, за сутки ручей транспортирует в океан около 2, 5 кг органических веществ. Могут ли эти молекулы пассивно «уплыть» или просочиться на расстояние 150 км от берега, то есть на дистанцию, с которой лосось начинает «чуять» родной ручей? Нет, конечно!

– Почему нет?

– Известно, что холодное Курильское течение идёт с севера на юг и сносит стоки из ручьёв Итурупа тоже на юг. Но мигрирующий на нерест лосось плывёт с севера! Следовательно, он никак не может своими обонятельными рецепторами чуять уникальный комплекс молекул из родного ручья, потому что эти молекулы снесло на юг. А что может быстро и далеко распространяться в водной и воздушной среде наперекор течениям? Радиоволны, магнитные или иные волны или поля.

На Курилах эта догадка посетила меня в 1990 году. А через 20 лет американцы с помощью мечения установили, что мигрирующие вдоль острова Ванкувер канадские лососи-нерки ориентируются по линиям магнитного поля Земли. Оказалось, что мальки лосося запоминают свойства магнитного поля в окрестностях родной реки. Биокомпас в их нейронах помогает точно вернуться на родное нерестилище.

Через 20 лет я использовал принцип сверхмалых доз в создании эликсира «Леюрус Арктика плюс».

– А при чём здесь сверхмалые дозы в вашем эликсире?

– Естественно, в 1990 году я ещё ничего не знал про будущий эликсир и сверхмалые дозы. Однако принцип сверхслабых полей уже уловил. Ведь эти поля являются не только ориентиром для мигрирующего лосося, но и влияют на созревание его яйцеклеток и сперматозоидов. Следовательно, поля-волны запускают каскад гормональных реакций, так что лосось входит в ручей уже созревшим и готовым к размножению. Так и сверхмалые дозы в эликсире запускают каскад защитных реакций иммунитета.

– Вы упомянули о морском богатстве Курил…

– Только одних лососей рода Oncorhynchus (кета, горбуша и др.) в Дальневосточном регионе в наших водах вылавливали в отдельные годы свыше полумиллиона тысяч тонн. Запас по биомассе морских промысловых рыб – 6 миллионов тонн, промысловых беспозвоночных – более миллиона тонн. Запасы водорослей, которые можно изымать у островов Курильской гряды, – 50% возможной общероссийской добычи этого ресурса (50 тыс. т).

– Ну это же весь регион. А что вы можете сказать про потери биоресурсов, если Россия подарит Японии только острова Малой Курильской гряды?

– Эти акватории мелководного шельфа особенно богаты рыбой и морепродуктами. Общая площадь территории, которую просит отдать Япония, многие десятки тысяч квадратных метров. Мы к тому же тогда потеряем двухсотмильную экономическую зону. Я сталкивался с японцами на Курилах и понимаю, что все байки о дальнейшем совместном освоении островов – пустые обещания.

– Сталкивались? На Курилах?

– В 1990 году во время экспедиции мы жутко хотели посетить два озера – Кипящее и Горячее, они находятся внутри кальдеры (гребень из цепи гор) прямо в кратере действующего вулкана Головнина на острове Кунашир. Для этого в конторе Курильского заповедника в Южно-Курильске мы арендовали грузовик-вездеход «Урал». И эту же машину арендовала экспедиция японских кинодокументалистов. Так и поехали вместе.

Это была одна из первых «разведгрупп» «ностальгического туризма» из Японии – им только-только открыли визы на Курилы. В кузове грузовика сенсей мне пояснил, что фильм о природе Кунашира будут смотреть потомки погибших в 1945 году солдат. Меня поразило поведение японцев. По пути к вулкану (42 км!) члены японской команды (по лицам вроде интеллигенты!) отказывались разговаривать с русскими и кивком отсылали к сенсею. Сенсей же охотно рассказал мне свою версию истории освоения Курильских островов, по которой туземные племена айнов охотно приняли власть японцев и не хотели быть под русским царём.

Очень характерный эпизод произошёл на кордоне заповедника у кратера на берегу озера Горячее. Местные егеря гостеприимно организовали аппетитное угощение и пригласили всех к столу под навесом. Русские биологи с удовольствием присоединились к накрытому столу. Между тем японцы после отрывистой гортанной команды сенсея «Ващеку!!» («кушать японскую еду») мигом рассредоточились по поляне. При этом каждый сел, неестественно поджав ноги и повернувшись спиной к другим. Я заметил, что расстояние до ближайшего коллеги у каждого было не менее 3–5 метров. Затем каждый японец достал саморазогревающийся пакет и принялся методично поглощать питательную смесь. Сам сенсей не ел и следил за своими. Мы ахнули и сидели, разинув рты. А егеря сказали: «Ёптыть!» На нас дохнуло холодом такой чуждой цивилизации, что спустись к нам космические зелёные человечки, – они показались бы родными братьями.

Вот в тот момент мне стало предельно ясно – получив от России острова в подарок под сомнительные гарантии нашим властям, японцы потом забудут обо всех своих обещаниях, депортируют местных жителей в открытое поле, а страна лишится колоссальных богатств, подаренных нам предками. Для японцев мы, русские, – никто и звать нас никак. Вывод: не мы открывали и отвоёвывали эти земли и не нам их разбазаривать. Иначе наше поколение покроет себя вечным позором у потомков.

Николай ТОНОРОВ

Аргументы недели