×

Предупреждение

JFolder::create: Не удалось создать каталогPath: /bhome/part2/01/npacific/fishtourism.ru/www/cache/mod_bt_contentslider/

В ближайшее время красная рыба может пропасть с российских прилавков. В этом году ее улов на Дальнем Востоке составил всего 18 тысяч тонн. Для сравнения, до этого вылавливали более 200 тонн ежегодно. В результате, цены на ставший экзотикой продукт резко взлетели вверх.

"Ты что, спишь в рыбе? А второй что? Вы что здесь делаете, ребята?"

Cахалинские браконьеры буквально купаются в красной рыбе. Из внедорожника даже сиденья вытащили. Три тонны лосося на дороге не валяются — с этим теперь можно поспорить. Лососёвая путина-2017 на Дальнем Востоке провалилась — не для браконьеров — но, в том числе, из-за них.

"Только в Амурском лимане в устье Амура — 1000 вставных сетей в этом году. Такого не было. На большую рыбу снова бросились. Для размножения остается недостаточное количество рыбы", — сетует Вячеслав Шунтов, главный научный сотрудник Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра, доктор биологических наук.

Поэтому на Сахалине в этом году собирались запретить промысел в заливах Анива и Терпения. Дать популяции горбуши и кеты восстановиться. В итоге сошлись на ограничении вылова. И сейчас остров показал самые слабые результаты за сезон.

Результат простой. Рыбы нет, а та, что есть, подорожала — по сравнению с прошлым годом в среднем на сто рублей. О деликатесных нерке и чавыче не стоит и говорить. Даже "народная" горбуша теперь далеко не каждому по карману.

"Горбуши не было два месяца, и она пришла потрошенная — по 280 рублей. Целая — 320 рублей", — рассказывает Марина Иванова. Продавец.

"Это вопрос не к рыбакам. Ведь рыбаки по таким ценам не продают. Задача рыбака поймать рыбопродукцию и на этом все", — констатирует Георгий Мартынов, президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья.

И прежде чем товар доплывет из рыбацкой сети до розничной, его неоднократно перекупят и перепродадут.

Килограмм потрошёной кеты во Владивостоке стоит 450 рублей. Но цена самой рыбы составляет примерно одну пятую от этой суммы. Достаточно небольшая часть — логистика и переработка. Всё остальное — наценки перекупщиков. И точной формулы ценообразования не знает никто.

Как и ответа на вечный вопрос — почему на рыбном Дальнем Востоке цены такие же, как в столице.

Те, кто может себе позволить, конечно, покупают охлажденную кету за 1100 — ее в Москву доставляют самолетом. А на заморозке ценники практически неотличимы от тех, что шокируют покупателей на другом конце страны.

Цену на дальневосточную рыбу формирует не внутренний рынок — скорее, внешний. Соседи по азиатско-тихоокеанскому региону готовы платить 7-8 долларов за килограмм лосося.

Жирную нерку почти полностью скупает Япония. Китай ежегодно приобретает минимум сто тысяч тонн рыбы. Так зачем рыбопромысловикам продавать ее дешевле в России?

В советские годы дальневосточники не наведывались в европейскую часть страны с пустыми руками. Красная рыба была и отличным гостинцем, и естественной валютой. Объемы вылова были не выше, чем сейчас, но над добычей лососёвых пород был особый контроль. С воздуха в период нереста обследовались реки. Строились рыборазводные заводы — учёные тщательно следили за тем, как восстанавливается популяция. Сейчас речь всё больше идёт о том, что страна подошла к рыбному кризису.

"Сейчас наступает новый период. Скорее всего, будет падение запасов, оно уже началось в южных районах Дальнего востока", — говорит Наталья Кловач, заведующая лабораторией тихоокеанских лососей ВНИИ рыбного хозяйства и океанографии.

Вообще нечётные годы считаются "рыбными". Лосось идет на нерест циклично. В этом году едва удалось выловить 300 с небольшим тысяч тонн. В прошлом, неурожайном — было 400. Народная примета уже перестала быть даже научным фактом.

Ксения Колчина

Вести